Олег Зорин

11 августа, 2012 9:05

Там, где пустота


Намиб – величественная пустыня, означающая в переводе «там, где пустота».

Это место вызывает у меня смешные воспоминания. Самая первая статья в должности главного редактора в NGTraveler, была статья внештатного корреспондента о Намибии. К статье прилагались фотографии. Я рассматривал эти фотографии, и в моем сердце рождалась зависть. Без всякой скромности я понял, что пейзаж ей не удался, и что я снял бы лучше. Дальше я не стал продолжать читать текст, боясь, что он мне понравится, и мне придётся ставить его в номер. Не возражаю, виновен, но с тех самых пор я стал мечтать о долине песков и тихо молиться, чтобы мне не предлагали фотографии, которые мне бы понравились. Но порой мечтам свойственно сбываться и через некоторое время мне предложили экспедицию в пустыню Намибию. . .

Уже рассветало, небо было поглощено тучами, и на дюны плавно ложился солнечный свет, выбивавшийся из града облаков. Поэтому наверху появились лиловые тона. Это очень завораживающее зрелище, в принципе, как и цвет песка в Сосуфлей.

Дюна, напоминющая огромное чудовище.

Утренний свет в комплексе с красными песками дает мнимое изображение красных облаков.

В долине есть несколько мест размещения (кемпов). Я поселился в очень дорогом и солидном, если так можно выразиться в отношении пустыни. На дороге в табор Литл Кулала мне очень повезло с пилотом-блондинкой. А узнав мою труднопроизносимую для местных фамилию, она спросила, случайно ли родом я не из России. . .

Моего пилота звали Ольга, и она десять лет тому назад переселилась из нашей столицы в Австралию, там окончила школу лётчиков, и на данный момент работает по контракту в пустыне Намибии. Ольга даже сделала мне небольшую экскурсию на самолете по побережью: пролетела мимо пустынных поселков и разбившихся кораблей. А в паузах жаловалась на свою нелегкую работу пилота. Муж у нее работает в Сингапуре, а она здесь, и ее начальник говорит, что женщины бывают пилотами, если только они сумасшедшие или лесбиянки.

– Соглашаться на продлевание контракта я, наверное, не стану. Расписание ужасное, карьерного роста никакого. Например, я обязана облетать все тучи стороной. Оля показывает на маленькую грозовую тучку над Намибией, и тут я подумал про себя, что какое счастье, что по лицензии нельзя пролетать рядом с такими облаками. Но, к моей радости, она не может прочитать моих мыслей и возобновляет продолжение своих переживаний. – А я хочу уметь больше! Никакого будущего. Вернусь в Австралию и продолжу обучение. . .

Кажется, что трудности соединения семейной и профессиональной жизни ее нисколько не пугают.

-Посмотри вниз. . . Это начинаются дюны Сосусвлей!

Пару фотографий из самолета. Начало пустыни.

Мои любимые кадры. Небо усыпано облаками, и внезапно солнечный лучик пробивается в пустыню. . . на несколько секунд…

Много было вопросов, по поводу того, что это. . . Попробуйте догадаться. Есть еще одна фотография, где кроме всего прочего летит пара птиц. Потом еще выложу. По идее хороших фотографий огромное множество и выложить абсолютно все нереально.

Внизу желтоватые холмы поменяли вдруг цвет и перевоплотились в горы песка кирпичного цвета. Даже облака, расположенные над пустыней отражают дюны. У автора Бребери есть рассказ под названием «Марсианские хроники» про то, что жители день ото дня приобретали красный цвет кожи. Я думаю, что через некоторое время тоже покраснею. Даже глину до сих пор не смыл с лица.

Туристы приезжают сюда не для того, чтобы поглазеть на разных животных, а именно из-за красных дюн. Толпа начинает собираться еще на рассвете, с первыми лучами. Но подъезжать можно далеко не ко всем дюнам, а там, где можно, там стоит толпа желающих подняться. Друг за другом, точно муравьи, все поднимаются на вершину. Надо заметить, что подняться на дюну отнюдь не просто. Песок уходит из под ног, и любой шаг дается с большим трудом. Но зато сойти вниз можно любыми способами, а единицы даже катаются с гор как со снежных склонов. У любой горы есть свой номер, а дюну под номером семь считают самой высокой в мире.

Сфоткал пару деревьев из долины под названием «долина смерти».

Взбирание на гору. Песок пришлось вытряхивать ещё и в Москве.

Сложно остановиться – хочется побольше поснимать. А останавливает только невыносимая жара и толпа туристов.

Долина под названием Сосуфлей похожа с высоты на язык, который врезается в красный, раскаленный песок. Даже возникает река во время редких дождей. Однако же ее воды не доходят до океана и испаряются в красных песках. Другое значимое место- дес веллей, в переводе – долина смерти. Добраться до нее можно исключительно пешком через дюны. По размеру долина походит на футбольное поле. Деревья вместо игроков. А если тщательнее приглядеться, то, возможно, увидите интересный наклон деревьев. Они как-будто пробовали убежать от беды, от горячих песков и раскаленного солнца. Похоже, что здесь находилось русло реки, деревья росли, а потом пустыня решила «прогуляться» и отделили рощу от воды.

Здесь находилось извилистое дно реки.

Вот еще одна фантастическая дюна.

В принципе делать больше там нечего -только непрерывно щелкать фотоаппаратом. И кто хочет найти пейзажи для гениальных фотографий, тому очень рады в Намибии. Очень красивая страна.

Домой летел снова с Ольгой, и сегодня мне посчастливилось увидеть грозовые тучи. На Виндук обрушивается настоящий тропический ливень. Впрочем, как капля в океане.

Птицы на гребне. . . Присмотритесь, фотография сразу выглядит иначе…

В раздел:

Статьи

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *