Борис Кузьмин

10 августа, 2012 14:26

Острова, любимые богом


Эолийские острова.

Держим наш путь именно туда. Названы в честь Эола – бога Древней Греции. Этот бог был повелителем ветров. До сих пор не понятно, почему на наших картах их указывают как Липарские острова, в то время как сами греки называют их Eolian islands.

На этот раз мы составляем маленький флот. Нас три яхты. Все находились на Сицилии (северное побережье). Мы отдыхаем в кафе за чашечкой кофе. Заходит русский капитан. Разговорились. На нескольких лодках они собираются путешествовать 2 недели. Вначале в Палермо, затем в Тунис. Потом обратно через Мальту на Сицилию. Маршрут нам кажется довольно интересным. Прельщают Эгадские и Пелагские острова, а также небольшой остров Италии Пантеллерия. Очень понравилась идея экипажу, который заинтересован в том, чтобы в путешествии было много моря.

Мои компаньоны по прошлым походам, Тимур и Олег, получают лодки, я же еду на машине в Милаццо за своей яхтой.

В многочисленных кафе на набережной подают каппучино. Настоящий. Итальянский. Парни появляются под вечер. Стоимость стоянки зашкаливает – сто евро. Радует наличие душа, правда, он только холодный. Также есть электричество. Непостоянно.

Интернет ориентирует нас на усиление к середине недели, которое дойдет до сорока узлов. После переговоров решаем, что рано утром выходим на Стромболи. Это наиболее удалённый и, как мне кажется, самый привлекательный остров. Есть такая тактика: совершить самый дольний маршрут, а затем держать путь назад, часто останавливаясь на многочисленных островах.

В воскресенье с утра мы отправляемся закупать съестное. Собираемся выходить. Но… у Тимура не заводится практически новая лодка. До меня дошло! Но в это трудно поверить: виной тому мой старпом Димас. Я на этот раз поместил его к Тимуру. У нас в прошлый раз с ним уже были происшествия, и я тогда имел соблазн от него избавиться.

Когда я об этом предположении рассказал ребятам, они подтвердили, что тоже чуть не попали в аварию, когда с ними в машине находился Димас. Пойди разберись, что это, но это так.

Пока Тимур ждет ремонта своей лодки, я и Олег решаем выйти в море. Условились, что будем ждать его за мысом Милаццо. Становится понятно, что по намеченному пути мы уже не успеваем и мы меняем маршрут. Держим курс на Вулькано. Приходим туда только вечером. Красотища.

Кстати, ремонт прошел необычайно легко: мастер потрогал клеммы, включил зажигание и все. Лодка сразу же завелась. Загадка.

Мастерская Гефеста

На стоянке Вулькано нестерпимо пахнет тухлыми яйцами. Причалить мне удаётся лишь с третьего раза. Зато стоянка там бесплатная и нет такого навязчивого запаха.

Рано утром мы взбираемся на вулкан. Если Этну греки зовут кузнецей Гефеста, то Вулькано можно считать мастерской. Было куда сбегать кузнецу от своей прекрасной Афродиты. Которая была ему женой.

Лаву этот вулкан не извергает, но тем не менее числится действующим. Зато дыма напыхивает прилично. Если поднести руку к земле – горячо. Цвет фумарол(откуда источается дым) настолько неестественен, что кажется, что он не может сужествовать в действительности. Отсюда, если приглядеться, видно Стромболи. Вот там вулкан действительно способен извергаться.

На обед приобретаем себе свежевыловленную рыбу меч. 25 евро за килограмм. Наивкуснейшая трапеза. Выяснилось, что кроме нас, тут еще две русские лодки.

Путешествие продолжается

Можно было бы отправиться на Стромболи сегодня. Но снова предвещают 30 узлов южного ветра. Покрутившись возле северной части Липари, мы направляемся к восточному побережью. Только представьте: кругом заржавевшие причалы, громадные пустые цехи. Практически сюжет из фильма Сталкер. Чистейшая вода кажется нереальной в соседстве с описанными видами. С запада тоже есть, что посмотреть, но именно оттуда наступает волна. Решаем туда не лезть.

Из смс-ок с Лазурного берега узнаем, что там холод, ураган и шторм с волнами в пять метров. Похоже мы снова везунчики: ветерочек не больше 20 узлов, водичка градусов 20. Проникся к нам, видно, бог ветров. Правда, не обошлось без небольшой потери, сдул-таки Эол сидушку, стоимостью 70 евро.

Снова слишком узкая марина. Но вдруг возникает хлопец на динги и оказывает помощь в причале. Мелочь, а приятно. Кроме наших трёх бортов, наблюдаем еще три наши лодки. Кругом русские.

Ветер усиливается, лодки ходуном. Придется провести здесь еще один день.

Гуляем по городу, заходим в храмы. Вечером на скутерах катаемся по Липари. Только одна лодка решила выйти в море. Но напрасно. Им пришлось вернуться.

Утро. Собираемся выходить. Раньше нас отчалил борт с капитаном девушкой. Она управляет большой 52 футовой яхтой. Это её первый поход в качестве капитана. Неожиданно лодка начинает раскачиваться. Все кричат советы, но борт совсем неуправляем. С трудом яхту заталкивают к понтону. Наверное, слетели цепи с руля и без ремонта им не обойтись. Вот такое вот боевое крещение произошло у хрупкого капитана.

Какой самый активный в мире вулкан?

Наконец-то мы держим курс на Стромбали. Остров похож на рисунок ребенка. Наверное, потому, что имеет слишком правильную форму. Мы отчалили раньше. Тимуру же пришлось задержаться. Вы не поверите, но… опять Димас. Пойдя на рынок ( метров сто до него), он пропал. Как потом выяснилось, что совсем недавно его перенесли на другой конец города. В общем, подтянулись они нескоро. Нагулявшись и пообедав, мы собирались на вулкан. Сама экскурсия стоит 25 евро, плюс еще 15 за снаряжение.

Мы героически восходим на вулкан. Яхты превращаются в мух (размером, конечно). Склоны острова простираются под водой на 2 километра. Это очень бодренький вулкан. У него 4 кратера, способные извергаться раз в 15 минут. Делает он это довольно громко, со взрывами и выбросами лавы и камней. У профессионалов есть термин «стромболианский». Имеется в виду тип извержения. Iddu трепетно зовут его местные жители. Сицилийцы называют его Он. В последнее извержение в 2003 году досталось югу. Жители не пострадали, к счастью. Разбило выбрасываемыми камнями цистерну с водой и дом. До 1930 года на Стромболи проживало более 3 тысяч человек. Осталось только 500 человек. Остальные отчалили, быстренько собрав чемоданы. Зимой тут пусто. Летом остров набивается людьми. Такое внимание к острову привлек фильм с Ингрид Бергман, снятый в 1950 году Росселини. После него начался приток на него туристов.

Также, как известно, остров описал Жюль Верн. В своем произведении он рассказал о том, как удалось его героям выбраться из-под Земли через жерло вулкана.

Когда мы были на высоте около пятисот метров, нас накрыл сильнейший ветер. Спрятаться негде. Что же будет на самой вершине, высота которой 960 метров?

Там нас укрыл туман и темнота. Даже рядом ничего не возможно разглядеть. Непередаваемое чувство охватывает тебя, когда ты понимаешь, что вокруг тебя обрыв. Подальше есть две бетонные стены, там мы прячемся от ветра, крепко прижавшись друг к другу. Вдруг доносится рёв, земля начинает трястись. На наших лицах мелкая крошка. Невозможно ничего разглядеть. Ради этого стоило сюда тащиться!

Практически скатываемся оттуда вниз. Пошатывает. Отдаем снаряжение и, лишенные сил, оказываемся на набережной.

Еще по приезду мы договорились с помогавшим нам швартоваться парнем, что если мы поужинаем в его ресторане, он бесплатно доставит нас на яхту. Мне показалось, что он забудет. Оказалось, нет. Помнит. Неказистый ресторанчик с виду обескуражил молниеносным приготовлением блюд. Великолепным оказался салат из осьминога. Не повезло девушке Оле, заказавшей его – все ныряли к ней в тарелку. Я заснул буквально фэйсом в салате. Только ленивый это не сфотографировал. Таких не оказалось. Капитан засыпает позже всех и просыпается раньше всех. Сон очень чуткий при этом. Термин «шкиперский сон» означает, что капитан просыпается от любого шороха на яхте и рядом. Вероятно, ответственность заставляет быть всё время на чеку.

Когда-то давно я был матросом. Капитан решил немного вздремнуть. Я решил, что появившийся ветерок позволяет мне пройтись под парусом, не слушая двигатель. Не успел я убрать руку, убавив обороты, как возник капитан. Он испуганно вопрошал, что случилось с двигателем. Заглохший в море двигатель – пренеприятнейшее событие для капитана.

Прекраснейшее утро. Вулкан неистовствовал всю ночь. Мы держим курс на Панарею. Это самый маленький остров данного архипелага. Недалеко от туда есть место, где можно смотреть на извержения. Нельзя подходить слишком близко, так как может отлететь немаленький камушек.

Ветер около 25 узлов. Мы наперегонки с Олегом припустили на Салину. Решили не останавливаться на Панарее. Опять переживаем ужасную швартовку, но уже не привыкать.

Забрели в ресторан Мишлена. Если вам доведется там побывать – проходите мимо как можно быстрее. Хуже нас еще нигде не кормили. Вся еда осталась на столе. Жаль зазря выловленных осьминогов.

Может ли быть что-то приятнее итальянского кофе? Да еще с круасанами?

Бары заполонили яхтсмены. У них скоро старт.

Мы смотрим старт и движемся на Сицилию. Последний день нашего путешествия. Планируем по пути искупаться в открытом море. Мы укрываемся от волн скалами все того же Вулькано. Договариваемся с рыбаками, вытаскивающими сети, о покупке рыбы.

Мы еще вместе, льется рекой вино, все прыгают в воду.

У подплывших рыбаков я покупаю акулу ( они её зовут раба-корова), несколько осьминогов и кальмаров. Когда мы слишим цену – 50 евро – нам плохеет. Накидываем тридцадку. Счастливый рыбак накидывает сверху еще 4 куска акулы. Всеобщему счастью нет предела!

Акула была великолепна. Осталось несколько неохваченных мест: острова Панарея, Аликуди и Филикуди. Да и лаву мы не видели. Остается только одно – мы должны вернуться.

В раздел:

Где отдохнуть

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *